Евразийские дилеммы Душанбе

вт, 16/12/2014 - 19:33 -- admin
Автор публикации: 

По­ка кипит ра­бо­та над «пер­вой оче­редью» расширения еще толь­ко формирующегося Евразийского экономического со­ю­за — присоединением к не­му Армении и Кыр­гыз­ста­на — в Таджикистане рез­ко активизируется обсуждение перспектив евразийской интеграции стра­ны

Ду­шан­бе с са­мо­го на­ча­ла про­цес­са создания Та­мо­жен­но­го со­ю­за Беларуси, Ка­зах­ста­на и России внимательно следил за хо­дом формирования и развития но­во­го интеграционного образования в регионе. Од­на­ко до 2014 го­да интерес влас­тей Таджикистана к дан­но­му про­цес­су имел су­гу­бо «осведомительный», информационный ха­рак­тер. Ситуация рез­ко по­ме­ня­лась в сен­тяб­ре — ок­тяб­ре, по­сле то­го как, во‑пер­вых, бы­ло принято окон­ча­тель­ное решение о ликвидации Ев­рА­зЭС, а во‑вто­рых, воп­рос о присоединении Кыр­гыз­ста­на к ЕА­ЭС пе­ре­шел в фа­зу практической реализации.

Пер­вое из этих событий оставило Ду­шан­бе без площадки для углуб­лен­но­го обсуждения воп­ро­сов экономического взаимодействия. Функционирующее Сод­ру­жест­во Независимых Го­су­дарств с соз­дан­ной в его рам­ках зо­ной сво­бод­ной торговли яв­но не мо­жет заменить площадку Ев­рА­зЭС. А для то­го, что­бы всерь­ез об­суж­дать что-либо на площадке ЕА­ЭС, необходимо быть чле­ном дан­но­го интеграционного образования.

Что же ка­са­ет­ся евразийской интеграции Кыр­гыз­ской Республики, то ее движение в ЕА­ЭС изначально за­яв­ля­лось властями Таджикистана как пример и об­ра­зец, за ко­то­рым они на­ме­ре­ны пристально следить. По­сле то­го, как Бишкеку были обес­пе­че­ны серь­ез­ные преференции при вступлении в Евразийский экономический со­юз, в Ду­шан­бе решили, что дан­ный пример яв­ля­ет­ся позитивным. Кро­ме то­го, вступление в ЕА­ЭС Кыр­гыз­ста­на и невступление Таджикистана оз­на­ча­ло бы формирование по­лно­цен­ной та­мо­жен­ной границы ЕА­ЭС на 500‑километровом кыр­гыз­ско-таджикском пограничье. Та­кое развитие событий мо­жет рез­ко ухудшить социально-экономическую и общественно-политическую об­ста­нов­ку в обеих стра­нах.

И вот 10 ок­тяб­ря на по­след­нем заседании Меж­гос­со­ве­та Ев­рА­зЭС в Минске президент Эмомали Рах­мон сде­лал историческое заявление о необходимости изучения экономической ба­зы и пра­во­вых до­ку­мен­тов Евразийского экономического со­ю­за «с целью воз­мож­но­го даль­ней­ше­го вхождения в это но­вое интеграционное объединение». Это ста­ло пер­вым официальным заявлением гла­вы го­су­дар­ства, в ко­то­ром вы­ра­жа­лась заинтересованность Таджикистана во вступлении в Евразийский экономический со­юз.

С тех пор дан­ная заинтересованность бы­ла под­тверж­де­на на нескольких уров­нях, а со сто­ро­ны Российской Федерации то­же последовали соответствующие заявления о заинтересованности в присоединении Таджикистана к ЕА­ЭС. За­мет­но активизировалось экс­перт­ное обсуждение воп­ро­сов евразийской интеграции стра­ны. Импульс этой ра­бо­те придала но­вая аналитическая струк­ту­ра в Таджикистане — Цент­раль­но-Азиатский экс­перт­ный клуб «Евразийское развитие». Активно ра­бо­та­ют Центр стратегических исследований при президенте стра­ны, Академия на­ук Таджикистана, другие аналитические струк­ту­ры. Одним сло­вом, «про­цесс по­шел».

Какие же проб­ле­мы сто­ят пе­ред Ду­шан­бе при рассмотрении воз­мож­нос­тей евразийской интеграции?

Они во мно­гом схожи с проблемами Кыр­гыз­ста­на. Преж­де все­го, это деформированная струк­ту­ра экономики. Стра­на за го­ды независимости по­те­ря­ла почти всю свою про­мыш­лен­ность, пе­реш­ла на сервисно-спекулятивную и миграционную мо­дель экономического рос­та. По­это­му присоединение к ЕА­ЭС мо­жет привести к серь­ез­но­му снижению сбо­ров та­мо­жен­ных пошлин и соз­дать проб­ле­мы с на­по­лня­е­мостью бюд­же­та. А компенсировать дан­ное снижение по­ка не­чем, пос­коль­ку го­то­вых производительных струк­тур, спо­соб­ных вос­поль­зо­вать­ся благоприятными условиями включения в единый боль­шой ры­нок
ЕА­ЭС, в стра­не край­не ма­ло.

Со­от­вет­ствен­но, вста­ет воп­рос о формировании для Таджикистана не­ко­е­го ана­ло­га Кыр­гыз­ско-Российского фон­да развития для придания динамики ре­аль­но­му сек­то­ру экономики республики. Го­то­вы ли бу­дут парт­не­ры Ду­шан­бе по интеграции профинансировать дан­ный шаг, по­ка ос­та­ет­ся не­яс­ным, осо­бен­но учитывая сложности в экономике и неясности в политике как России, так и других стран региона.

Есть и мно­жест­во других воп­ро­сов. Таджикистану нуж­но решить свои вод­ные и пограничные противоречия с Узбекистаном, урегулировать ситуацию на неделимитированной кыр­гыз­ско-таджикской границе, существенно пре­об­ра­зо­вать соб­ствен­ную нормативную ба­зу, обеспечить эффективный та­мо­жен­ный контр­оль и учет на внешних та­мо­жен­ных границах — с Афганистаном и Китаем. И если таджикско-аф­ган­ское парт­не­рство, вклю­чая развитие приграничной торговли, впол­не совместимо с евразийской интеграцией, то ситуация с большим вос­точ­ным парт­не­ром выглядит сов­сем по-дру­го­му.

Китай рассматривает Таджикистан, как и всю Цент­раль­ную Азию, в ка­чест­ве источника ре­сур­сов, транзитной территории и рын­ка сбы­та сво­ей продукции. Дан­ное видение оформ­ле­но в фор­ма­те про­ек­та экономического по­яса Шел­ко­во­го пути, ко­то­рый Пекин выдвинул в 2013 го­ду. И хо­тя до настоящего времени китайские парт­не­ры избегали каких-либо обостряющих заявлений о совместимости их геостратегического про­ек­та с евразийской интеграцией, яв­ля­ет­ся очевидным, что два про­ек­та на­пря­мую противоречат друг дру­гу. Дан­ное противоречие мо­жет стать близким к конфликту, если Пекин решится на создание зо­ны сво­бод­ной торговли со странами Цент­раль­ной Азии, что рассматривается как впол­не реалистичный сценарий.

Таджикистану в этих условиях придется де­лать слож­ный вы­бор: с од­ной сто­ро­ны — китайские инвестиции в инфраструктуру и добывающие отрасли и мощное экономико-политическое давление Пекина, с дру­гой сто­ро­ны — возможности развития ре­аль­но­го сек­то­ра, улучшения положения таджикских мигрантов в России и политическое давление Моск­вы.

В Кыр­гыз­ста­не этот вы­бор мо­жет быть чре­ват не толь­ко упущенной вы­го­дой, но и дестабилизацией общественно-политической обстановки.

Источник: «Звязда»