Кубинский кейс — это о России

пт, 19/12/2014 - 00:00 -- admin
Автор публикации: 

17 декабря президент США Барак Обама сделал громкое заявление о намерениях Белого дома нормализовать американо-кубинские отношения. Назвать его сенсационным нельзя, поскольку данный курс в отношениях с Гаваной был заявлен Вашингтоном еще в 2013 году. Но это никак не уменьшает его важности, особенно для России.

Первые санкции США против Кубы были введены еще в 1959 году, после прихода к власти в стране Фиделя Кастро и национализации им американских плантаций сахарного тростника, нефтеперерабатывающих заводов и иной собственности. В 1961 году были разорваны дипломатические отношения между двумя странами, а в 1962-м — установлено полное эмбарго, действующее до сегодняшнего дня.

С тех пор, по оценкам Гаваны, Куба потеряла более $1 трлн недополученных доходов и лишилась многих возможностей для организации национального развития, включая, разумеется, доступ к технологиям. С 1992 года рядом законодательных инициатив со стороны США режим санкций был ослаблен по таким статьям, как экспорт продовольствия и медикаментов. В итоге товарооборот двух стран в 2013 году составил $359,4 млн, из которых вся сумма представляет собой американский экспорт на Остров cвободы.

И вот Белый дом заявляет о готовности положить конец порядком устаревшему и ставшему бессмысленным противостоянию. Американское руководство до 2017 года намерено сделать три ключевых шага:

— восстановить дипломатические отношения и дипломатические миссии двух стран на территориях друг друга;

— исключить Кубу из числа стран — спонсоров терроризма;

— отменить торговое эмбарго, возобновить двустороннюю торговлю и инвестиции, разрешить американским компаниям открывать счета в кубинских банках (и наоборот), расширить телекоммуникационные связи, облегчить порядок путешествий на Кубу для американских граждан, дать им возможность привозить из поездок кубинские товары (на сумму до $400) и т.д.

Важнейшим аспектом последнего пункта является существенное увеличение максимально допустимого размера денежных переводов из США на Кубу и увеличение фондов для поддержки гуманитарных программ для Кубы и поддержки ее частного сектора.

По мнению американской администрации, такие меры позволят лучше защищать и реализовывать интересы США, чем устаревшие санкции. При этом Барак Обама заявил, что хотя Вашингтон и дальше будет поддерживать гражданское общество на острове, он готов к тому, что Гавана продолжит внешнеполитический курс, порой входящий в противоречие с интересами США, — явный реверанс в сторону России, имеющей особые отношения с кубинским руководством.

Вообще для Москвы такой поворот событий несет немало плюсов. Платежеспособность Кубы как экономического партнера резко повысится; идеологические расхождения с США сохранятся, чему будет способствовать формальное сохранение самого режима санкций, отменить который может только конгресс; соответственно, ориентированность Гаваны на военно-техническое сотрудничество с Москвой тоже не претерпит изменений.

Но куда более важным для России является другой аспект ситуации. Резко облегчая санкции президентским решением, Барак Обама наглядно демонстрирует свои возможности по нивелированию санкционных режимов, вводимых конгрессом США. Формальным поводом для заявления американского лидера стало освобождение американского гражданина Алана Гросса, ранее задержанного на Кубе за распространение запрещенного телекоммуникационного оборудования среди еврейской диаспоры острова. Однако, учитывая, что секретные переговоры о нормализации отношений длились более года, вряд ли случайным является то, что заявление Обамы было сделано как раз в дни, когда он должен подписать (или не подписать) закон, вводящий санкционный режим против России.

Послание Вашингтона вполне прозрачно: президент США в силу обстоятельств внутриполитической ситуации, возможно, все-таки подпишет закон, но он может и хочет обеспечить сугубо «декоративное» его применение, сохранив все возможности для развития российско-американского сотрудничества.

Кстати, о тех самых обстоятельствах внутренней политики.

«Кубинский прорыв» Барака Обамы сразу же подвергся жесткой критике со стороны двух вполне конкретных политических лагерей. Во-первых, на инициативу президента обрушились «ястребиные» республиканцы в лице сенатора от Флориды, кубинца Марка Рубио, заявившего, что озвученная сделка — «это позор для президента, который утверждает, что ценит права человека и свободы».

Во-вторых, Барака Обаму не поддержали однопартийцы из числа «гуманитарных интервенционистов», в частности сенатор Роберт Менендес, возглавляющий комитет по иностранным делам. Тот самый Менендес — соавтор «Акта о поддержке демократии в Украине», рекомендующего президенту США ввести санкции против России. Сенатор заявил, что действия Белого Дома «оправдывают жестокую политику кубинского правительства».

Почему такая жесткость заявлений? Потому что дипломатический ход Барака Обамы заставляет Америку распрощаться не только с тяжелым внешнеполитическим наследием администрации Буша и руливших ей неоконов. Он приближает США и к историческому внутриполитическому повороту.

В ноябре 2014 года Обама объявил амнистию 12 млн мигрантов, которая обещает революцию на электоральной карте США. За эту амнистию, кстати, многие «республиканские» штаты подали на президента в суд.

И вот сейчас — нормализация отношений с Кубой, которая грозит опрокинуть позиции «ястребов» в одном из самых «ястребиных» ранее штатов — Флориде (привет Джебу Бушу!).

Когда говорят о негативной роли США для России, обычно не обращают внимания на то, кто находится в Белом доме, кто конкретно принимает и реализует то или иное решение. Якобы существуют некие США, монолитные и неизменные на протяжении веков. Не подлежит сомнению, что и по ту сторону Атлантики, в Вашингтоне, немало сторонников аналогичного подхода к пониманию и самой России.

Но развитие событий показывает, что воспринимать друг друга и весь мир подобным образом — это большая ошибка, которая дорого стоит. США за последнее десятилетие многократно поплатились за такую ошибку: в Афганистане, в Ираке, в Ливии и Сирии. Немало таких ошибок было сделано обеими сторонами и в американо-российских отношениях.

Однако, как показывает развитие ситуации вокруг Кубы, нынешнее руководство в Вашингтоне демонстрирует волю к тому, чтобы ошибки признавать и исправлять. Несмотря на сильную внутреннюю оппозицию и откровенно сложную политическую ситуацию, Белый дом посылает недвусмысленный сигнал о том, что он готов к конструктивному диалогу с Кремлем.

Чем же ответит на этот сигнал Москва?

Может быть, именно Куба, ставшая в середине ХХ века точкой наивысшей концентрации напряженности в отношениях США и СССР, в XXI веке станет отправной точкой в налаживании прочного и долгосрочного стратегического партнерства России и США?

Может быть, это и есть начало пути ко «второму изданию взаимозависимости», о котором говорил Владимир Путин в своей «валдайской речи»?

Источник: «Известия»